НОВОСТИ

Тяжёлый Первомай под Ярославом

 
Битва у Ярослава начиналась, и русские войска готовились оборонять ярославский плацдарм (см. «Битва у Ярослава. Ключ позиции Третьей армии»).

1-го мая германо-австрийское командование обнаружило отход частей 21-го и 12-го армейских корпусов из района Перемышля, сменявшихся соединениями 8-й армии. Эта рокировка была расценена как отход русских войск, и командование германской 11-й армии приказало ускорить наступление, невзирая на утвержденный срок атаки — 4-го мая.

Первый удар отбит

1-го мая частям русских 10-го и 24-го армейских корпусов пришлось отбивать атаку германцев и австрийцев на плацдармы у городов Лежайск и Ярослав.

На позиции 10-го армейского корпуса наступало до дивизии пехоты противника – в направлении от Соколув на Кржешув и от Жолыня на Лежайск.

На боевой участок 3-го Кавказского армейского корпуса наступала бригада пехоты — в направлении Ягелла — Лезахов.

На фронте 24-го армейского корпуса, после обстрела огнем тяжелой артиллерии г. Ярослав, около 17-ти часов на северный участок плацдарма у Ярослава — со стороны Пелкине-Ставки — началось наступление около 3 пехотных полков противника при поддержке интенсивного артиллерийского огня. Наступление было остановлено русским огнем — артиллерия с правого берега била во фланг противника, тогда как пехота вела огонь с фронта. После наступления темноты противник начал перед русскими позициями окапываться.

Атаки противника 1-го мая были отбиты.

Но неблагоприятным обстоятельством явилось то, что в ночь на 2-е мая части 10-го армейского корпуса оставили Лежайск и отошли на правый берег р. Сан, взорвав за собой мосты. Депеша штаба 10-го корпуса сообщала: «Все три атаки были отбиты, причем последняя отражена штыками Дунайского полка (249-й пехотный Дунайский полк 63-й пехотной дивизии – А.О.), перешедшего в контратаку, что дало возможность нашей пехоте, находившейся на левом берегу Сана, спокойно отойти на правый берег. Ближайшие к противнику устои моста были взорваны, остальные горят и до сих пор». Командующий 3-й армией сообщал командованию фронта подробности этой атаки неприятеля: «Ночью противник произвел ряд яростных атак на Лезахов и Ярослав с севера. Генералу Цурикову (генерал от кавалерии А. А. Цуриков – командир 24-го армейского корпуса – А.О.) пришлось ввести в дело весь свой резерв. По его просьбе я усилил его одним полком моего резерва 45-й дивизии. В атаках на Лезахов принимали участие и 2 ганноверских полка, только что прибывших с Ипра. По всему видно, что противник поставил себе целью добиться крупного успеха и на Сане. … такой успех может сильно отразиться на ходе всей кампании, а у меня в резерве остается всего 3 полка для питания всего левого участка от Лезахова до Перемышля…».


Командир 24-го армейского корпуса генерал от кавалерии А. А. Цуриков

Лишь на 2-й день боев на Сане Верховное командование увидело слабость позиций под Ярославом и запоздало решило принять меры по их укреплению. Начальник Штаба Верховного главнокомандующего генерал от инфантерии Н. Н. Янушкевич в депеше от 11-ти часов 50-ти минут 2-го мая уведомлял командование Юго-Западного фронта: «Ближайшие задачи, возлагаемые ныне Верховным главнокомандующим на армии Юго-Западного фронта, заключаются в том, чтобы прочно закрепиться 4-й, 3-й, 8-й и 11-й армиями на намеченных для них позициях, настойчиво продолжая наступление 9-й армией в целях закрепления за нами течения реки Прута от Делатыня до румынской границы, а при возможности — утвердиться на фронте Делатынь, Кутты, Сторожынец, Радауц. Верховный главнокомандующий обращает внимание ваше на нижеследующие меры, осуществление коих признается Его Высочеством настоятельно необходимым.

1) Надлежит теперь же потребовать от командующих армиями, дабы без промедления было приступлено к фактическому развитию и усовершенствованию в инженерном отношении тех позиций, кои должны составить фронт армий. Позициям этим должна быть придана необходимая глубина и прочная взаимная связь между отдельными их участками.

2) Необходимо теперь же принять меры к обеспечению этих позиций тяжелыми орудиями, выделив таковые из Перемышля и даже из Бреста, в мере ожидаемого поступления в последнюю из названных крепостей орудий, подлежащих высылке распоряжением главного управления Генерального штаба.

3) Представляется безусловно необходимым безотлагательно приступить к работам по закреплению в тылу важнейших местных рубежей, считая тыловыми направлениями для 4 и 3-й армий пути к Бресту, а для остальных армий — пути к границам с Киевским военным округом.

 
Позиции на тыловых путях должны быть в тесной связи друг с другом и представлять одну общую систему. Для достижения сего необходимо разработать план подготовки тыла в инженерном отношении, с распределением его на очереди работ, в штабе фронта с тем, чтобы по утверждении такового плана, намеченные работы могли быть распределены между армиями или поручены отдельным строительствам. Необходим сверх того строгий контроль над работами, которые должны выполняться местным населением и военнопленными.

4) С занятием намеченных позиций Верховный главнокомандующий категорически требует настойчивых мер по восстановлению нарушенной войсковой организации и по выделению резервов, как частных, так и общих резервов, до резервов, находящихся в вашем распоряжении, включительно.

5) Принимаются меры к скорейшей доставке в ваше распоряжение укомплектований. Имеется также в виду выслать несколько вновь сформированных батарей.

Верховный главнокомандующий рассчитывает, что на местах будут приняты все меры к скорейшему укомплектованию тех частей, кои понесли наиболее тяжелые потери, дабы не расстроить сохранившиеся в них кадры. Быть может, будет приказано соответственные части, подлежащие укомплектованию, поочередно отводить в тыл, дабы дать им возможность сплотиться в обстановке более или менее спокойной. Верховный главнокомандующий рассчитывает, что все указанные выше мероприятия будут проводиться с быстротой и непреклонной настойчивостью, дабы поднять боеспособность вверенных вам армий в кратчайший срок».


Начальник Штаба Ставки генерал от инфантерии Н. Н. Янушкевич

Но было уже поздно.

2-го мая русская войсковая разведка добыла оперативный приказ противника с содержанием плана главного удара германской 11-й армии на Ярослав. В итоге, и в этот день атаки германцев и австрийцев были отбиты почти на всем фронте русской 3-й армии.

«Мирные» жители Ярослава

Положение осложнилось на позициях 24-го армейского корпуса у г. Ярослава.

В первой половине дня несколько атак противника на ярославский плацдарм были отбиты частями 62-й пехотной дивизии, но неприятельские части начали сосредотачиваться между р. Сан и железной дорогой Пржеворск-Ярослав. Командующий армией в депеше командиру 21-го армейского корпуса приказал последнему подтянуть корпусной резерв к правому флангу корпуса — чтобы при необходимости поддержать 24-й армейский корпус.

Р. Д. Радко-Дмитриев еще раз подтвердил командиру 24-го армейского корпуса «твердое решение» во что бы то ни стало удерживаться на левом берегу Сана.

Весь день 2-е мая вражеская тяжелая артиллерия громила позиции 24-го армейского корпуса, засыпая снарядами русские окопы и нанося их защитникам тяжелые потери. Неприятель, сосредоточив до трех корпусов (германские Гвардейский, 41-й резервный, австрийский 6-й армейский), охватил русские части с трех сторон. Артиллерия поражала русские войска на плацдарме не только с фронта, но и во фланг, а на северном боевом участке — даже в тыл.

Русский офицер-артиллерист 24-го армейского корпуса отмечал 2-го мая: «Пишу на батарее под несмолкаемый гром отбиваемых нами атак немецкой гвардии. Впереди, в Ветлине, все время загораются халупы. Крутом то и дело встают земляные фонтаны разрывающихся тяжелых снарядов».

К исходу дня противник атаковал 24-й армейский корпус тремя дивизиями — атака была встречена огнем, русские батареи правого берега расстреливали врага во фланг. Первая атака была отбита с большими потерями для неприятеля.

К вечеру германцы и австрийцы повторили атаку, потеснив части 62-й пехотной дивизии, с наступлением темноты начавшей отходить к городу. Русская артиллерия в этом бою понесла в личном составе значительные потери.

В Ярославе «мирные» жители обстреляли русские войска. В городе были замечены сигналы, подававшиеся для указания противнику мест расположения русских штабов и резервов. Получая соответствующую ориентировку, артиллерия противника немедленно расстреливала указанные объекты.

Тяжёлый Первомай под Ярославом

Горлицкая операция – захваченный германцами город в западной Галиции. Так, после обстрела тяжелой артиллерией и уличных боев, мог выглядеть и Ярослав. Нью-Йоркская публичная библиотека.

Командующий 3-й армией лично руководил обороной города, сюда был брошен армейский резерв (45-я пехотная дивизия и три полка из состава 21-го армейского корпуса). Но огромное численное превосходство противника (более двух корпусов с мощной артиллерией), действовавшего против потрепанного 24-го армейского корпуса, привело к оставлению Ярослава — после ожесточенных уличных боев в ночь на 3-е мая. Корпус отошел за р. Сан.

Продолжение следует…

Автор:
Олейников Алексей
Статьи из этой серии:
Битва у Ярослава. Ключ позиции Третьей армии
Битва у польского города с русским именем. Ч. 1. Плацдарм у Ярослава
3-й Кавказский корпус на пути стратегического урагана. Часть 4. Просчёты и перспективы
3-й Кавказский корпус на пути стратегического урагана. Часть 3. День катастрофы
3-й Кавказский корпус на пути стратегического урагана. Часть 2. Костяк армейской группы
3-й Кавказский корпус на пути стратегического урагана. Часть 1. Элита вводится в бой
Под ударом «тарана» Макензена

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.