НОВОСТИ

Пенсия – это роскошь. Как добить недобитую экономику России

Галина Смирнова

Рецепты будущего успеха России от Международного валютного фонда

Международный валютный фонд по сути сделал реверанс в 2017 году в адрес проводимой политики Правительства и ЦБ. Чем обернулись советы МВФ, мы все наблюдаем в отражении статистических данных, даже несмотря на приукрашивание, свидетельствующих о снижении по всем основным видам деятельности, а главное — о потере предприятий и отсутствии стимулов для создания новых, а вместе с тем и рост безработицы, демографическую убыль населения, бегство инвесторов и страх перед будущим, вынуждающий социально-активный слой людей подумывать об отъезде из России. Между тем тогда специалисты МВФ считали, что благодаря работе официальных органов власти Россию ждет благоприятный прогноз развития экономики. Если дословно, то из официального сообщения МВФ, составленного 2 года назад по итогам его работы в России, следовало, что российская экономика выходит из двухлетней рецессии, которая, благодаря предпринятым эффективным мерам политики и достаточным резервам, оказалась не такой глубокой, как в прошлые периоды. То есть мы еще были не в глубокой яме. Тогда., по прогнозам экспертов, нашей стране предстояло пройти через рост ВВП в 1,4%, снижение инфляции — причем МВФ прогнозировал, что ее уровень достигнет установленного Банком России — 4%. Дальнейшего такого же «благоприятного» развития событий, по мнению международных экспертов, можно добиться в случае, если ЦБ не слишком сильно будет снижать процентные ставки, еще больше ужесточатся требования к проблемным банкам и активного продвижения продукции российских компаний на международные рынки.

Больше работать и больше вывозить за те же деньги.

Немного подробностей и статистики, показывающих, как Россия «выбралась» из неглубокой ямы 2017 года, в том числе не без советов МВФ.

На днях проблемы предпринимательства озвучил бизнес-омбудсмен Борис Титов на встрече с президентом РФ Владимиром Путиным. Он доложил президенту страны, что по-прежнему остро стоит проблема защиты прав предпринимателей, поставив акцент на необходимость пересмотра законодательства и его правоприменения силовыми и другими контрольными органами. Также Титов подчеркнул, что снизилось число проверок бизнеса контрольно-надзорными органами, зато возросло количество административных штрафов — штрафуют впрок, так сказать. Сумма за 2018 год оказалась крайне внушительной — общий размер штрафов, назначенных по делам об административных правонарушениях в сфере экономики, превысил 179 млрд рублей.

Бизнес уходит из бизнеса не только от страха перед силовыми методами работы власти, но и задыхается под все больше растущим прессом практически уже монопольной банковской среды. В то время когда Сбербанк, перетянув почти все одеяло на себя и имея особый, с позволения ЦБ, режим кредитования, мало кого кредитует — либо бизнес не готов идти на дорогие по процентным ставкам сделки с ним, ЦБ по-прежнему продолжает концентрировать банковский рынок. А значит, на планах развития бизнеса можно поставить крест. Если сегодня мы наблюдаем благодаря этой концентрации снижение доступности кредитов, манипулирование банков бизнесом по типу «хочу —кредитую, хочу — нет» или «хочу —кредитую ИП, производящее табак, но не кредитую производителя молока», то стоит ли ждать от дальнейшей денежно-кредитной монополизации чего-то во благо. И ладно, если было бы понимание, что страна идет к коммунизму, потому и монополизируются многие сферы, но ведь такого понимания нет. Идеи о сворачивании с капиталистического курса не звучало, просто капитализм в России отвергает правила капитализма — конкуренцию, — стал подавлять ее в пользу концентрации ресурсов в одни капиталистические руки.

Политика Минэкономразвития вкупе с распределением бюджетных ресурсов и налоговым администрированием Минфином России так же не способствовали эти годы росту реализации новых инвестпроектов, как и не создавали стимулов для развития и расширения действующих предприятий. Организаций закрылось больше, чем создавалось новых. Что не может не вызывать роста безработицы и падения уровня жизни населения.

Бег на месте вызывает похуденье: истощение и изнурение страны и граждан

Так откуда берется рост ВВП? Если бизнес бежит: отток капитала из России составляет от 40 до 60 миллиардов долларов в год, это почти 3 процента ВВП страны. Или… за счет чего снижается инфляция? Может быть, за счет падения доходов, спроса на товары и услуги или вовсе — за счет сокращения числа душ, применительно к количеству которых рассчитывается ВВП?

Не секрет, что ЦБ — банк, который хоть и должен работать в интересах России как государства, но напрямую государству не совсем подчиняющийся, больше играющий по правилам МВФ. Советы МВФ не принесли нам светлого будущего, ради которого мы терпели 20 предыдущих лет, и теперь нас господин министр экономики России Максим Орешкин призывает потерпеть еще какое-то время (какое — не обозначает). Курс, которым страна идет, и ее идеология, ради которой стоит приносить в жертву жизни россиян, тоже не озвучены — ни властями, ни экспертами МВФ.

Между тем еще один совет от МВФ в 2017 году — который может вызвать истощение нас всех, как и ресурсов страны, — это активное продвижение продукции российских компаний на международные рынки, что означает — нужно увеличить экспорт. Звучит красиво, но… На мировых рынках кризис, цены на многие позиции товаров снижаются, особенно сырьевые — нефть, зерно, то есть продавать можно больше, но получать за это денег меньше. Экспортировать выгодно можно товары с высокой добавленной стоимостью, то есть сошедшие с производственных конвейеров. А что у нас там по итогу 2018 года с производством творится, с учетом снижения числа компаний???

Пенсии? Не дождетесь! Новый совет от МВФ похож на идею Орешкина. А Минтруд нам еще нужен?

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.