НОВОСТИ

Естественные и искусственные препятствия — смертельный враг конницы

 
Продолжаем анализировать визитную карточку императорской кавалерии — русские конные атакив Первую мировую войну, остановившись в предыдущей статье цикла на действиях 27-го Донского казачьего полка у дер. Рудка-Червище 7-го августа 1916 г. (см. «Визитная карточка императорской кавалерии. Русские конные атаки в Первую мировую войну»).

В атаку!

 

Описание боя

А вот описание этого знаменательного боя применительно к 28-му ДКП (РГВИА. Ф. 2007. Оп. 1. Д. 61. Ч. 2.):

«7 августа 1916 года в 1 час 30 мин. 1-ая бригада во исполнение приказа по дивизии № 56, под командой командира полка Полковника Якушова двинулась в направлении на д. Рудка-Червище. По дороге в штаб 2-й сводной казачьей дивизии были получены ориентировочные данные, причем оказалось, что лес куда направлялась бригада занят противником. 

В 5 часов бригада под артиллерийским огнем противника перешла мост через р. Стоход и сосредоточилась в д. Рудка-Червище.

Обстановка была такова: противник занимал дер. ст. Червище и южн. опушку леса, что южнее этой деревни и сев. западн. д. Тоболы, далее его фронт шел по лесу что западн. Г. дв. Червище и д. Рудка-Червище прямо на юг до губернской границы, западнее выс. 78,0 и затем крутой поворот не восток сев. д. Геленин к р. Стоходу. Наша пехота (сводн. корпус в составе 27 пехотн. дивизии и 1 бриг. 1 Сибирск. стрелк. дивизии и бригада 73 пехотн. дивизии) занимала дорогу между д.д. ст. Червище-Тоболы и самую д. Тоболы; кирпичный завод и восточную опушку леса, что западнее д. Рудка-Червище хут. Ченчелово, занимала бригада 2 сводн. каз. дивизии и далее на юг до выс. 78,0 включительно, а затем на восток вплоть до р. Стохода располагалась на позиции 4-я Финляндская стрелковая дивизия, по запад. берегу р. Стохода у д. Рудка Червище стояла 1-я Оренбургская каз. батарея, а вост. р. Стохода (в 1– 1 ½ вер. юго-зап. выс. 71,7) стояло 2 тяжелых батареи. Боевым участком от кирпичного завода, что южнее дер. Тоболы до дороги Рудка-Червище хут. Ченчелово командовал командир бригады 2-й сводной казачьей дивизии Генерал Гуславский, а далее на юг до выс. 78,0 включительно и на восток до р. Стохода Начальник 4-й Финляндской стрелковой дивизии генерал Селивачев. Около 7 часов в д. Рудка-Червище прибыл начальник 2-й сводной казачьей дивизии генерал Краснов. Общего Начальника объединяющего действия всех частей расположенных в Червищенском тет-де-поне не было назначено. Общий план действий был выработан начальником 4-й Финляндской дивизии генералом Селивачевым и доложен командующему армией по телефону, а так как телефон, из Штаба 4 дивизии в виду порчи проводов не работал, то генерал Селивачев ездил для этой цели за Стоход на наблюдательный пункт тяжелого дивизиона.

По мнению генерала Селивачева, прорыв, о котором указывалось в приказании командующего армией, был едва осуществим, потому что бывшая на этом фронте спешенная австрийская конница была заменена германскою пехотою, успевшей окопаться и оплестись проволокой, почему он просил ограничить задачу пока расширением Червищенского тет-де-пона от выс. 78,0 до выс. 76,4 т Ур. Отрина (зап. дер. Тоболы).

Командующий армией согласился с этим предложением. Возвратясь с наблюдательного пункта генерал Селивачев сообщил нам новую более скромную задачу. В 13 час. командующим бригадой полковником Якушовым была получена телефонограмма Командира 4 конного корпуса генерала Геленшмидта о том, что в его распоряжении для усиления направлен из резерва Командующего армией стрелковый полк полковника Михайлова. Эта телефонограмма была составлена в следующих выражениях: «Для усиления Ваших действий направлен из резерва Командующего армией 4-й Сибирский полк прибывший Гриву. По прибытии его Рудку-Червище обязательно требую самых активных действий выполнения задачи поставленный моим 8907 номером. Ваше энергичное движение на 76,4 и на Ченчелово увлечет фланг Финляндцев. Медлительность даст противнику окопаться и усилиться. Генерал Краснов всеми частями всемерно поддержать наносимый Вами удар 8914. Гелендшмидт».

Здесь и ниже — казачья атака
Одновременно от генерала Краснова было получено уведомление, что командир 4 конного корпуса передал приказание через своего начальника Штаба о подчинении нашей бригады и 4 Сибирского стрелкового полка ему – генералу Краснову. По сношению с Начальником 4 Финляндской стрелковой дивизии решено было произвести конную атаку после того как пехота и артиллерия прорвет проволочные заграждения противника, для чего 4 стрелковый полк тотчас же по прибытии направлен был вдоль дороги Рудка-Червище – Ченчелово, прибывшие к этому времени Пластуны 2-й сводной казачьей дивизии в эту ночь сменившиеся с позиции были взяты в цепь 1-й бригады своей дивизии.

От 27 полка был наряжен 1 взвод рабочих для устройства прохода в бывших австрийских проволочных заграждениях и окопах, расположенных в 150 – 200 шагов к юго-западу от южной окраины дер. Рудка-Червище. В 4-й Сибирский стрелковый полк от 27 полка был выслан офицер для связи, с указаниями следить за развитием наступления пехоты и обо всем подробно доносить. О начале атаки Командиры стрелковых полков должны были сообщить генералу Краснову по телефону. В 15 часов началась артиллерийская подготовка.

Артиллерия противника отвечала слабо. Бригада была в полной готовности к атаке, причем атака должна была вестись по эшелонно (волнами) по 2 сотни в каждом эшелоне в голове 27 полк. В 16 ½ наша пехота и пластуны перешли в наступление; из штаба 4-й стрелковой дивизии и офицера 27 полка находящегося для связи в 4 Сибирском стрелковом полку к генералу Краснову поступали сведения, что стрелки успешно продвигаются вперед, занята первая линия окопов, захвачены пулеметы, число коих пока не выяснено и далее подползли к проволочным заграждениям и режут проволоку.

В последующих донесениях уже не упоминалось о пулеметах. В 18 часов 50 минут артиллерийский огонь противника тяжелых и легких батарей по наступающим цепям нашей пехоты заметно ослабел. Всем находящимся в дер. Рудка-Червище, было очевидно, что момент атаки назрел. 

В начале 20 часа раздались крики пехоты: “конницу вперед” подхваченные лентой большого числа раненых, возвращающихся в дер. Рудка-Червище. Старший адъютант 2-й сводной дивизии по телефону получил подтверждение о том, что со стороны Ченчелово наша пехота кричит “конница вперед”. Генерал Краснов приказал бригаде быстро выдвинуться в направлении на хутор Ченчелово и развить достигнутый пехотой успех. 

Первым из деревни выскочил разъезд от 27 полка для направления удара бригады, за ним разведывательные сотни 1-го Волгского полка, а затем 27 и 28 полков. Сотням приходилось дебушировать выход из южной окраины дер. Рудка-Червище и узкий проход сделанный в австрийских проволочных заграждениях, расположенных в 150 – 200 шагах юго-запад. этой деревни.

Не успели еще сотни 27 полка вырваться на свободу, как немецкие аэропланы обнаружили наше намерение и сообщив сигналом на свои батареи сами стали сбрасывать бомбы и обстреливать из пулеметов дебушируемое нами дефиле. Тяжелая батарея по тому же дефиле открыла жестокий огонь. В этот момент одним из тяжелых снарядов был убит часовой, ранены знаменщик и караульный начальник, а два других часовых и ассистент тяжело контужены, осколками этого снаряда в 8 местах пробито знамя 28 полка. Несмотря на жестокий огонь противника бригада уже через десять минут 6-ю эшелонами развернулась для атаки, имея 27 полк слева, а 28 справа от дор. Рудка-Червище-Ченчелово, в общем направлении на хут. Ченчелово. 

Подскакав вплотную к восточной опушке леса, что зап. дер. Рудка-Червице первый эшелон 27 полка уперся в труднопроходимые болота. 4 сотня 27 полка находившиеся в последних 2-х эшелонах приняли влево и пошли в направлении на высоту 78,0 Иваньково. 3 сотни 28 полка тоже уперлись в болото, а остальные пошли вправо по дороге на Ур. Погоня. Сотни 27 полка направлявшиеся на выс. 78,0 прошли сквозь цепи своей пехоты, которая кричала им: “куда вы несетесь, противник еще не выбит из окопов”, но встреченные сильным огнем тяжелой и легкой артиллерии противника и пулеметов и видя перед собою немецкие окопы, опутанные проволокой, попятились немного назад. 

Сотни 28 полка, шедшие по дороге на Ур.Погоня, пройдя пехотные цепи тоже наткнулись на немецкие окопы с проволочными заграждениями и встреченные жестоким пулеметным огнем противника, вынуждены были податься назад. Несколько лошадей увлеченных стремительной атакой вперед, лишившись всадников повисли на проволочных заграждениях противника.

Убедившись в несвоевременности и бесплодности конной атаки и, дабы не произвести своим отходом невыгодного впечатления на свою пехоту, бригаде было приказано спешиться, влившись в цепи пехоты, вести огневой бой, что и было исполнено. 

О результате атаки в 19 час. 30 мин. командующим бригадой было послано донесение генералу Краснову, который вскоре прислал ему приказание явиться к нему лично с докладом. В 21 час по приказанию Генерала Краснова Командующий бригадой отдал приказание своему заместителю Полковнику Пивоварову с наступлением темноты всю бригаду мелкими частями в пешем строю собрать в дер. Рудка-Червище, в резерв генерала Краснова. За день потери выразились в следующих цифрах: контужен 1 офицер, нижних чинов убито 18, ранено и контужено 103; лошадей убито 67, ранено 69».

Мы видим, что огонь противника всех видов не смог задержать и сдержать казачьей атаки (донцам даже разворачиваться для атаки пришлось под огнем артиллерии и авиаударом) — ее остановили лишь неразрушенные искусственные препятствия, в первую очередь проволочные заграждения.

А 6-го августа того же года сотни 16-го и 17-го Донских казачьих полков там же, у Рудки-Червище разворачивались под огнем бомб и пулеметов трех германских аэропланов, снизившихся настолько, что видны были пулеметы и лица летчиков. Но атака все равно прошла — причем по мостам и гатям, в колонне по три, по одному и по два. Казаки проскочили в прорывы своих и неприятельских проволочных заграждений, перескочили через окопы и нанесли жестокий удар австрийцам, захватив пленных и пулемет. Но также остановились в болотах и лесах — перед второй линией неприятельских окопов. Есаул 17-го генерала Бакланова Донского казачьего полка Ф. Коршунов стал кавалером Георгиевского оружия за то, «что в бою 6 августа 1916 года у д. Рудка-Червище, командуя сотней в конном строю, под губительным огнем противника, атаковал неприятельскую пехоту и несмотря на то, что был ранен, продолжал наступать, первым ворвавшись в неприятельский окоп».

1-я предпосылка эффективной конной атаки — кавалерийско-доступная местность

Итак, мы видим, что первой важнейшей предпосылкой результативной конной атаки является местность, не стесняющая маневроспособность кавалерии — чистое поле, отсутствие труднопреодолимых или непреодолимых преград. Местность должна быть под силу и лошадям, и всадникам. Так, например, атака кизляро-гребенцов и дагестанцев, брошенная на германскую пехоту с пятикилометрового расстояния в paйон деревни Непле в августе 1915 г., была рассеяна, а атакующие понесли очень тяжелые потери не потому, что огонь германцев был силен, а потому что слабые истощенные и недостаточно тренированные лошадки не могли проскакать 5 км по запаханным вязким полям, местами заболоченным, и встали. Атака еле двигалась, представляя из себя в последней момент не грозное, а жалкое зрелище — и германцы спокойно расстреливали казаков (своя же пехота не поддержала казаков, предоставив их самим себе).

Очевидец наблюдал поле атаки новомиргородских улан на деревню Волчецк 24-го июня 1916 г. — спустя всего несколько часов после атаки. Трупы улан и лошадей лежали, главным образом, вдоль двух канав, не широких, но с крутыми отвесными берегами, прокопанных вдоль домов. Здесь лошади заминались, случалось, что и закидывались. И вот эти приостановившиеся всадники и их лошади и были убиты из окон домов германскими пехотинцами. Там, где поле было чистым, атака пронеслась почти без потерь.

Продолжение следует…

Автор:
Олейников Алексей
Статьи из этой серии:
Визитная карточка императорской кавалерии. Русские конные атаки в Первую мировую войну

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.