НОВОСТИ

ВВС США — темные ангелы гуманитарных интервенций Вашингтона

Американские военно-воздушные силы являются самыми крупными в мире, исходя из численности личного состава и количества летательных аппаратов. Согласно Закону о национальной безопасности (1947), ВВС США должны осуществлять как оперативные, так и длительные наступательные и оборонительные воздушные операции в любой точке земного шара, навязывая непреклонную волю своей страны. В Вашингтоне никогда не жалели денег на военную авиацию, например в 2017 году ВВС получили 161 млрд долларов, а по проекту военного бюджета на 2019 год планируется закупить 77 истребителей F-35 Joint Strike, 15 самолетов-заправщиков KS-46, 60 ударных вертолетов «Апач» — и это не считая истребителей и штурмовиков, предназначенных для авиации ВМС США.

Американским военным летчикам действительно есть чем гордиться: сегодня они представляют собой подготовленные, отборные кадры, пилотирующие прекрасные самолеты. Между прочим, возможно, самый грандиозный военно-воздушный парад в истории также был устроен американцами. 2 сентября 1945 года над линкором «Миссури», стоявшем в Токийском заливе, парадным строем прошли около 2 000 военных самолетов, в том числе 450 тяжелых бомбардировщиков B-29! Демонстрация американской воздушной мощи предназначалась не только японской делегации, прибывшей в тот день на «Миссури» подписывать унизительные условия полной капитуляции, но и присутствовавшим на палубе линкора союзникам, в том числе советским офицерам, которым ясно давали понять, кто собирается быть хозяином послевоенного неба. Стертые с лица земли Хиросима и Нагасаки, превращенные в щебень (при помощи британской авиации) Дрезден, Лейпциг, Любек, Гамбург — уже тогда основы Pax Americana закладывались безжалостными ковровыми бомбардировками.

30 мая президент США Дональд Трамп выступил перед выпускниками Академии ВВС США в Колорадо-Спрингс, заявив, что именно они «определят характер воздушных сражений будущего» и «будут брать верх над противниками так часто, что устанут побеждать». Несколькими днями ранее вице-президент Майкл Пенсобращался с речью к молодым офицерам, окончившим сухопутную Академию Вест-Пойнт, где, в частности, упомянул «агрессивную Россию, намеренную силой перекраивать международные границы».

За красивым фасадом американских военно-воздушных сил прячется много некрасивых историй: пока Трамп пожимал руки почти тысяче новоиспеченных офицеров в Колорадо-Спрингс, досужие газетчики писали о нескольких десятках случаев сексуальных скандалов в кампусах академии в прошедшем учебном году, также можно вспомнить истории с употреблением наркотиков офицерами ВВС из стратегических ракетных войск, уличением сотен военных летчиков в списывании заданий при аттестации, пролете бомбардировщика через всю территорию США с по ошибке подвешенными авиабомбами с ядерными зарядами — пример вопиющей халатности, нецелевым расходованием сотен миллионов долларов американских налогоплательщиков и многое другое.

Однако темная сторона ВВС США особенно выпукло проявляет себя, будучи составной частью американского культа гуманитарных бомбардировок и приверженности к бесконечным войнам. От Сирии до Йемена на Ближнем Востоке, от Ливии до Сомали в Африке, от Афганистана до Пакистана в Центральной Азии — американский воздушный занавес, сеющий террор и смерть, опустился над огромной частью планеты. Его заявленная цель — борьба с терроризмом, его методы — авиаудары, слежка и еще больше авиаударов. Его политическая выгода — сведение к минимуму американских жертв в бесконечной «войне с террором», а также любых протестов по поводу многочисленных конфликтов Вашингтона. Его экономическая выгода — огромное количество прибыльных бизнес-проектов для производителей оружия, ради которых президент всегда может объявить чрезвычайное положение в сфере национальной безопасности или продать военные самолеты и боеприпасы проамериканским режимам на Ближнем Востоке (одобрение Конгресса не требуется). Мы наблюдаем культ бомбардировок в глобальном масштабе. Американские войны все чаще ведутся с воздуха, а не на земле. Вопрос в том, что движет этим процессом.

В воздушном пространстве Ближнего Востока и Северной Африки американская авиация почти никогда не встречает сопротивления со стороны неприятельских ВВС или адекватной противовоздушной обороны. Небо остается исключительной собственностью ВВС США (и союзных ВВС), что означает, что мы больше не говорим о войне в обычном смысле. Неудивительно, что вашингтонские политики и военные чиновники считают это признаком силы, асимметричным преимуществом, способом свести счеты со «злодеями», реальными и воображаемыми. В 21 веке на смену большому количеству солдат пришли бомбы и ракеты, но это показатель ложного прогресса. Используя данные, предоставленные Вооруженными силами США, Совет по международным отношениям (Нью-Йорк) подсчитал, что в 2016 году США сбросили не менее 26 172 бомб в семи странах, причем основную их часть — в Ираке и Сирии. Против одной только Ракки, бывшей столице ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в России), США и их союзники сбросили более 20 000 бомб в 2017 году, превратив этот провинциальный сирийский город в груду обломков.

По данным Amnesty International, в результате обстрела Ракки погибло более 1 600 мирных жителей, что не мешает Госдепу патетически обвинять Россию в якобы имеющих место бомбежках больниц и школ в сирийской провинции Идлиб (странно, что число этих гражданских объектов все никак не заканчивается). Несмотря на то, что Дональд Трамп стал президентом, пообещав покончить с бесконечными войнами Вашингтона, интенсивность американских авианалетов абсолютно не снизилась не только в Сирии и Ираке, но и в Афганистане. Прибавьте к этому регулярные жертвы среди гражданского населения в Сомали и Йемене, появляющиеся в результате действий американской и союзнической авиации, которые по-прежнему занижаются в американских СМИ и преуменьшаются администрацией Трампа.

Склонность американских стратегов полагать, что способность США обрушивать адский огонь с неба является выигрышным методом ведения войны, представляет собой одно из самых больших заблуждений нашего времени. Будь то в Корее в начале 1950-х годов, во Вьетнаме в 1960-х годах или совсем недавно в Афганистане, Ираке и Сирии, США могут контролировать воздушное пространство, но это доминирование ни разу не привело к окончательному успеху. В случае с Афганистаном даже была применена «Мать всех бомб», или МОАБ (самая мощная неядерная бомба в военном арсенале США). Считалось, что подобное мощное средство переломит ход военных действий, но талибы продолжают укрепляться, как и подразделения ИГИЛ в Афганистане. Как это часто бывает, когда речь идет о военно-воздушных операциях, самое серьезное оружие не приводит к победе, но только к еще большим разрушениям и финансовым затратам.

На основании изучения исторического опыта воздушных кампаний Вашингтона можно выделить 10 принципов ошибочного подхода к применению военной авиации.

 

  • То, что американские военные самолеты и беспилотники могут наносить удары практически в любой точке земного шара с относительной безнаказанностью, не означает, что на это следует делать основную ставку. Учитывая историю авиации со времен Второй мировой войны, легкость доступа никогда не следует путать с эффективными результатами.
  • Бомбардировки сами по себе никогда не станут ключом к победе. Если бы это было правдой, США легко победили бы в Корее и Вьетнаме, а также в Афганистане и Ираке. Американская авиация утюжила землю Северной Кореи и Вьетнама (не говоря уже о соседних Лаосе и Камбодже), однако ожесточенный конфликт в Корее закончился тупиком, а война во Вьетнаме обернулась для американцев поражением. Несмотря на это, приверженцы особой роли военно-воздушных сил, пересматривая итоги катастрофы во Вьетнаме, склонны утверждать, что США должны были бомбить еще больше. Тем временем, несмотря на абсолютное американское господство в воздухе, война в Афганистане длится уже 18-й год.
  • В независимости от утверждений о точности авиаударов или применения ракет «Томагавк», смерть невинных людей гарантированно произойдет, и убийства мирных жителей вызывают у пострадавшей стороны гнев и желание отомстить, продлевая тем самым войны, с которыми, по идее, масштабные воздушные операции должны были помочь быстрее покончить. Парадокс 18-летней американской войны с террором состоит в том, что неточность бомбардировок приводит только к повторяющимся циклам насилия, и даже когда удары с воздуха оказываются точными, всегда появляются новые цели, новые террористы, новые повстанцы, которых следует уничтожить.
  • Использование авиации для отправки политических сообщений о решимости или серьезности намерений редко работает. Если бы это было так, США победили бы во Вьетнаме. Например, в период президентства Линдона Джонсона операция «Раскаты Грома» (1965−1968), ставшая самой длительной бомбардировочной кампанией после окончания Второй мировой войны, должна была заставить северных вьетнамцев отказаться от своей цели изгнать иностранных захватчиков из Южного Вьетнама, однако этого не случилось. Перенесемся в нашу эпоху и обратим внимание на недавние сигналы, отправленные администрацией Трампа Северной Корее и Ирану посредством демонстративного развертывания бомбардировщиков B-52. Нет никаких доказательств того, что какая-либо из этих стран как-то изменила свое поведение перед лицом данной угрозы.
  • Воздушная война чрезвычайно дорого обходится. Расходы на самолеты, вертолеты и снабжение их боеприпасами составляли примерно половину стоимости войны во Вьетнаме. Предполагается, что эксплуатация истребителей Lockheed Martin F-35 обойдется в триллионы долларов. Стоимость нового бомбардировщика-невидимки B-21 составит не менее 100 млрд долларов. Цена стандартного авиакрыла, действующего с авианосца, и вовсе выходит за рамки разумного. Рано или поздно, но финансовые ресурсы Пентагона начнут наконец истощаться, и американские военные, скорее всего, будут страдать от серьезного похмелья из-за своих крайне экстравагантных расходов на авиацию.
  • Воздушное наблюдение и слежка (в том числе при помощи беспилотников), хотя и предоставляет массу преимуществ, также может вводить в заблуждение командование, полагающее, что обладает «полным ситуационным контролем» и даже не рассматривающее такие варианты решения конфликта, как перемирие или переговоры. Когда вы находитесь высоко над потенциальным полем битвы, то ваш основной метод — бомбить людей и материальные объекты.
  • Воздушная сила по своей сути больше соответствует проекции имперской власти, чем национальной обороне. Своим блеском и мощью ВВС США подпитывают неоимпериалистическую мотивацию, поощряя мышление типа «глобальная досягаемость, глобальная сила», которое в эти годы поголовно охватило американских стратегов и политиков.
  • Несмотря на фантазии тех, кто посылает бомбардировщики, зачастую авиация только продлевает войны, но не заканчивает их. В начале 1960-х годов ВВС США утверждали, что лишь они могут положить конец вьетнамскому конфликту с наименьшими затратами. При достаточном количестве бомб, напалма и дефолиантов победа казалось решенным делом, а наземные войска выглядели своего рода вспомогательными ресурсами, тем более что первоначально их посылали главным образом для защиты аэродромов, с которых взлетали эти самолеты. Но бомбардировки ничего не решали, и тогда армия и корпус морской пехоты заявили, что, если военно-воздушные силы не могут победить, они, черт возьми, смогут. Результатом стала эскалация и катастрофа, которые заставили быстро позабыть о первоначальном видении исхода войны, выигранной быстро и дешево благодаря американскому господству в воздухе.
  • Демонстрация силы и мощи военной авиации со временем теряет свой эффект. Неприятель учится приспосабливаться, развивая контрмеры — как активные (например, ракеты), так и пассивные (например, маскировку и рассеивание живой силы).
  • И последнее, но не по значению. Армия (и военно-воздушные силы) должна оставаться армией, а не беспринципной машиной для убийств. Бомбить йеменских крестьян с высоты нескольких километров — это не тот способ, который поможет выработать правильный моральный императив на войне.

 

Все рассуждения о потрясающих ТТХ военной авиации США, колоссальные траты на подготовку летчиков и создание летательных аппаратов в итоге приводят Вашингтон к очередному затяжному, зашедшему в тупик военному конфликту. Войну нельзя выиграть при помощи точечных авиаударов, война — это кровь, грязь и убийства. Возможно, США добились бы большего в своей многолетней «войне с террором», если бы оставили на базах большую часть своих истребителей, штурмовиков и дронов и попытались бы сесть за стол переговоров.

Артем Филиппов

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.