НОВОСТИ

Стратегия доброй ссоры.

Стратегия доброй ссоры
18 Июня, 2019, 15:30
Комментарии
Поделиться в соцсетях
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Существует известная поговорка «худой мир лучше доброй ссоры». Смысл её в том, что мирные отношения людей, пускай и без взаимной симпатии, всё-таки предпочтительнее открытой вражды. Да, в условиях «худого мира» не обойтись без таких вещей, как обман и лицемерие, без фальшивых улыбок и бесстрастных рукопожатий, но это всё-таки лучше, чем безжалостная драка до победного конца, тем более если силы равны, а перспективы исхода столкновения неопределённы. Можно сказать, что предшествующая арктическая доктрина Пентагона, утверждённая Конгрессом ещё в 2013 году, делала в основном ставку на международное сотрудничество за Полярным кругом. Это была стратегия «худого мира». Что касается обнародованной 7 июня 2019 года на сайте Пентагона новой Арктической стратегии военного ведомства США, то её смело можно назвать «стратегией доброй ссоры». 

В этом девятнадцатистраничном документе о «международном сотрудничестве» и глобальных проблемах, делающих это сотрудничество необходимым, практически ничего не говорится. Основной пафос документа – необходимость для Соединённых Штатов усилить свои позиции в прямой конкуренции со своими основными внешнеполитическими оппонентами, то есть Россией и Китаем. Как будто осуществляя промоушн новой арктической доктрины Пентагона, советник национальной безопасности президента США Джон Болтон, выступая 22 мая перед выпускниками Академии береговой охраны США, обратился к слушателям с таким призывам: «Вы поможете Соединённым Штатам бросить вызов растущему российскому влиянию в Арктике». 

Россия в новой стратегии Пентагона – это основной соперник США среди «арктических» держав, главный оппонент Америки по проблеме национального суверенитета над морскими путями. Наша страна, как известно, настаивает на «разрешительном» характере прохода судов через Северный морской путь, что вызывает категорическое несогласие Вашингтона, который хочет установить здесь некий международный режим, ограничивающий суверенные права национальных государств. Показательно, что настаивает на «международном режиме» именно та страна, которая отказывается подписать утверждённую ООН и поддержанную 162 государствами Конвенцию по морскому праву 1982 года, согласно которой большая часть морского дна перешла в международное ведение. Сегодняшний глава сенатского комитета по вооружениям, сенатор от штата Оклахома Джим Инхоф является, наверное, самым влиятельным противником подписания Конвенции, выступающим против этого акта именно по причине нежелания стеснять Америку любыми ограничениями международного характера, которые уравнивали бы США с другими государствами мира. Проблема, таким образом, состоит не столько в констатации факта арктической конкуренции с Россией, сколько в выборе методов этой конкуренции. Поскольку путь, предлагаемый так называемыми «глобалистами», авторами нынешней арктической стратегии не рассматривается как полноценный и значимый, авторы нынешней стратегии делают упор не столько на выдвижение «глобальных инициатив», требующих международного содействия, сколько на укрепление оборонной мощи и разведывательных способностей США в регионе, конкретных мерах по обеспечению американского присутствия в Арктике. Стратегия ставит перед военным ведомством три конкретные задачи: 

1.      Повышение осведомлённости в арктических вопросах; 

2.      Совершенствование операций в Арктике; 

3.      Укрепление в регионе порядка, основанного на чётких правилах. 

Тема изменения климата присутствует в стратегии только в одном качестве: авторы текста допускают правомерность гипотезы, что в случае сохранения нынешних темпов таяния ледников, к 2040 году Ледовитый океан может полностью освободиться от льда на период позднего лета. Тем самым вопрос о транспортном пути «из Тихого океана в Атлантический» станет главнейшей геоэкономической проблемой нынешнего столетия. Этим объясняется грозный тон документа, где, в частности, имеется твёрдое обещание, содержащее недвусмысленную угрозу в адрес нашей страны, что вооружённые силы США будут «летать, плавать и производить операции, где им позволяет это делать международное право. И когда США сочтут необходимым и уместным, они бросят вызов несоразмерным морским притязаниям в Арктике, чтобы сохранить здесь основанный на чётких правилах порядок, а также права и свободы международного сообщества в морском сообщении и перелётах». 

Очевидно, что вторым по значимости арктическим соперником США в Арктике становится Китай, своими научными и экономическими щупальцами подбирающийся к Полярному кругу. Китай в этом тексте упоминается более двадцати раз, особое внимание документ обращает на строительство второго китайского ледокола «Снежный дракон», а также на создание научно-исследовательских станций Китая в Исландии и Гренландии, которые могут впоследствии облегчить экономическое проникновение Китая в Арктику. Разумеется, в очередной раз в документе подчёркивается недопустимость появления такого промежуточного статуса, как статус «около-полярной державы», который Китай фактически присвоил сам себе, тем самым обозначив свои притязания на Арктику. С другой стороны, говорится о необходимости прямой военной кооперации с северными союзниками США – Норвегией и Великобританией. Кстати, это сотрудничество в конце прошлого года было ознаменовано военными учениями НАТО у берегов Норвегии под названием Trident Juncture, в которых приняла участие боевая группа «Гарри Трумэн» военно-морских сил США. 

Новая арктическая стратегия Пентагона пока получила не слишком широкое обсуждение в Соединённых Штатах: в фокусе внимания СМИ сейчас в первую очередь Ближний Восток и Иран. На специализированных сайтах, посвящённых вопросам Арктики, появились критические высказывания отдельных экспертов. Так вице-президент Центра стратегических международных исследований (CSIS) по вопросам Европе, Евразии и Арктики Хизер Конлей отметила, что «новая доктрина преподносит её читателям не так много сюрпризов. Она даёт нам подробное описание меняющейся карты Арктики, но не представляет реальных изменений в подходах, ресурсах или стратегии». Менее дипломатично выражаясь, стратегия «доброй ссоры» не даёт нам представления о том, в какой форме эта ссора может осуществляться. Какие аргументы будут использовать США против «несоразмерных притязаний» не слишком симпатичных им держав? 

Отвергнутый нынешней администрацией арктический «глобализм» хотя бы начертил поле, на котором могла бы разворачиваться подобная конкуренция, «война другими методами», как стало модно называть нынешнее столкновение мировых держав в экономике. Американские эксперты всех направлений – кроме крайне левых прогрессистов, озабоченных экологическими темами, – не сомневаются в том, что военным в Арктике надлежит накачивать мускулы. Но с другой стороны, это укрепление мускулатуры – хотя и необходимое – не является ещё достаточным фактором победы в северо-полярной конкуренции. 

Так что можно быть уверенным в том, что новая Арктическая стратегия Пентагона, несомненно, будет благосклонно принята Сенатом и, возможно, большинством Палаты представителей. Она сыграет свою роль в распределении военных бюджетов, но, с другой стороны, своим временным успехом эта стратегия лишь подчеркнёт необходимость каких-то свежих подходов к решению геополитических проблем в Арктике, которые, возможно, появятся в ближайшем будущем. 

Автор: Борис Межуев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.