НОВОСТИ

Иранский ВПК. К встрече с Дядей Сэмом готов!

 

«RAAD» ястребу не рад

Кажется, с момента вступления в должность президента США Дональда Трампа иранская тема все никак не потеряет актуальность. Это неудивительно: Трамп не раз обозначал Иран в качестве одного из главных врагов США, а его желание устроить в Персидском заливе небольшую заварушку тоже ни для кого не секрет. Подкрепляется это и действиями американской администрации, планомерно выходящей из всех соглашений с Тегераном и вводящей вместо них все новые и новые санкции. 

 

Причин американской нелюбви к Ирану хватает, и это само по себе весьма интересная тема. Но интересно и другое: с чем придется столкнуться американцам, если они все-таки решатся на военный удар по своему главному раздражителю в зоне Персидского залива? Не претендуя на всеобъемлющий обзор иранских военных возможностей, давайте посмотрим, что там смог наколдовать собственный иранский инженерный гений. Тем более что, по заявлениям самих иранских военных, они уже располагают «лучшими в мире» и «лучшими в своем классе» образцами вооружений.

В принципе, к бахвальству военных той или иной страны нужно относиться с некоторым пониманием – они на службе, им надо боевой дух армии и населения поднимать да супостата в нервную дрожь вводить. Но недавний случай с американским глобальным беспилотным разведчиком RQ-4 «Global Hawk», сбитым новейшим зенитно-ракетным комплексом «RAAD» над территорией Ирана, показывает, что иранские военные, а также ученые и конструкторы, могут не только воздух сотрясать. А значит, прислушаться к ним будет не грех…

На всякий случай сделаем одно уточнение: аббревиатура «RAAD» встречалась и ранее. Применительно к иранскому ракетному вооружению она может означать целую линейку ракетного вооружения, куда входят и ПТРК, и некоторые другие типы вооружений. В частности, в западных источниках иранский ПТРК имел аббревиатуру «RAAD-T», что должно обозначать «танковый». Однако полностью полагаться на западные источники все-таки не стоит, поскольку они давно грешат навязыванием своей собственной классификации любому иностранному оружию (и наше, кстати, не исключение). То есть весьма вероятно, что американское обозначение упомянутого ЗРК не имеет ничего общего с его иранским обозначением, и это нужно иметь в виду, если вы где-то наткнетесь на другое название упомянутого комплекса.

Описанный выше случай примечателен по двум причинам. Во-первых, ЗРК «RAAD» считается в значительной степени скопированным с российского комплекса «Бук» не самых свежих модификаций. Даже предполагается, что элементная база и радар на нем российского производства. ТТХ комплекса хоть и не выложены в открытый доступ, но вряд ли могут удивить военных специалистов. Во-вторых, американский беспилотник RQ-4 вовсе не является удобной мишенью для каждой ракеты, которую кому-то заблагорассудится в него запустить. Самолет оснащен станцией AN/ALR-89, способной обнаруживать пуски ракет и осуществлять радиоэлектронное противодействие им. Помимо этого, в его арсенале буксируемая мишень ALE-50, которая не просто отвлекает атакующую самолет ракету, но и сама ставит дополнительные помехи. В сумме эти средства защиты должны обеспечить «глобал хауку» достаточно неплохой уровень защиты от комплексов типа «Бук», а уж от его нелицензионных реплик непонятно чьей разработки, казалось бы, и подавно…

Иран крепок не задним умом?

Но дорогущий американский беспилотник был сбит с первой попытки. Возможно, именно это и стало причиной отмены американской атаки на иранские объекты: Пентагону нужно время для изучения проблемы и анализа возможностей с учетом новых данных. Все хотят «маленькой победоносной войны», но никто не хочет потерь, расследований Конгресса, скандалов в СМИ и катастрофического падения популярности…

В силу целого ряда объективных (и не очень) причин Иран давно был склонен к созданию своей собственной оборонной промышленности. Вдрызг разругавшись с США в период Исламской революции, когда в Тегеране было захвачено американское посольство, Иран был лишен возможности получать продукцию американского ВПК через официальные каналы. Позднее, когда началась ирано-иракская война, Тегеран лишился и поставок второго крупнейшего производителя оружия: Москва сделала ставку на Багдад и Саддама.

Понятно, что европейцы были весьма зависимыми от американцев, а Китай на тот момент даже близко не стоял рядом с ведущими производителями действительно современных систем вооружения – «калашниковы» и «грады» там, конечно, закупить было можно, но и не более того. В то же время необходимость в совершенствовании вооруженных сил у Ирана все-таки была, и очень серьезная – даже Ираку он мог противостоять лишь ценою значительных потерь. А после сокрушительного поражения последнего в 1991 году в ходе операции антииракской коалиции «Буря в пустыне» персам стало ясно, что их час может пробить в любой момент.

Медлить они не стали, и уже в 1992 году была принята соответствующая программа развития собственного оборонно-промышленного комплекса. Так, в этом году в иранской Организации оборонной промышленности (ООП) состояло уже 240 государственных и частных компаний, и с тех пор их количество неуклонно растет.

Если вести речь о конкретных разработках иранского ВПК, стоит прежде всего отметить те, которые действительно могут стать существенным аргументом в возможном противостоянии с США. И прежде всего это, конечно, противокорабельные ракеты.

Плавают тут всякие…

На вооружении Ирана стоит несколько типов противокорабельных ракет. Прежде всего это ПКР «Нур», копия китайской ПКР С-802. Длина ракеты превышает 6 метров, масса достигает 715 килограммов, дальность полета – 120 километров. Может запускаться с кораблей, ракетных катеров, самолетов, наземных пусковых установок.

Относительно небольшая дальность ракеты вполне оправдана спецификой предполагаемого театра военных действий – для Ормузского пролива больше, в общем, и не надо, да и для всего Персидского залива в большинстве случаев достаточно. Также нужно отметить, что данная ракета имеет опыт успешного боевого применения, причем в самых жестких условиях эксплуатации. Так, в 2006 году именно этой ракетой был атакован израильский эсминец «Эйлат», и атакован успешно: корабль, оснащенный полным комплексом средств ПВО, получил прямое попадание и серьезные повреждения. Атаку осуществило движение «Хезболла», что дает дам право говорить о жестких условиях эксплуатации – ракета была тайно переброшена в Ливан, эксплуатировалась отнюдь не в штатных условиях, запускалась чуть ли не с рук и без современных изысков вроде внешнего целеуказания и т.д., а цель все равно поразила.

А через десять лет представители уже йеменского движения «Ансар-Аллах» атаковали с её помощью военное логистическое судно ВМС Объединенных Арабских Эмиратов. Красавец-катамаран «HSV-2 Swift», арендованный арабами у США и участвующий в операции по морской блокаде Йемена, получил прямое попадание и, по некоторым данным, полностью выгорел.

В дальнейшем на базе ракеты «Нур» была создана несколько более дальнобойная ПКР «Гадер». Эта модернизация уже целиком является заслугой иранских ученых и инженеров. Дальность ракеты превысила 200 километров, и это, к сожалению, единственная достоверная информация о ТТХ данной ракеты: секретность — дело серьезное…

Также можно отметить ПКР «Nasr», разработанную на базе китайской же легкой ПКР С-704. Весит ракета всего 300 килограммов, вес боевой части составляет 130 кг, а дальность – 30-35 км. Предполагается, что ракета «заточена» под уничтожение кораблей на воздушной подушке и катеров. 

Но самое главное – любая из перечисленных ракет несет серьезнейшую угрозу для танкера. А значит, собственное серийное производство таких изделий делает угрозы Ирана перекрыть Ормузский пролив весьма и весьма серьезными.

Летают пока не очень, зато сами

Также стоит отметить разработки ВПК Исламской республики в области авиации. Нет, они пока не поражают технологическим уровнем или конструкторским гением, но сам факт, что у Ирана, долгие десятилетия живущего под санкциями, появилась дееспособная авиационная промышленность, говорит о многом. 

В настоящий момент Иран производит несколько собственных моделей боевых самолетов. В большинстве случаев это модификации старого американского F-5 – к таковым можно отнести и уже не новый истребитель-бомбардировщик «Azarakch», и относительно новый «истребитель четвертого поколения» «Kowsar». Эти машины вряд ли способны поколебать военно-воздушное доминирование США в регионе, но как носители упомянутых выше ПКР они вполне сгодятся. Кроме того, совсем их недооценивать тоже не стоит – недавно ведь даже старенький МиГ-21 сбил F-16 в очередном индо-пакистанском конфликте, а он ничуть концептуально не новее.

Но особый интерес представляет проект истребителя Qaher-313, относительно недавно представленный иранскими оборонщиками. Машина весьма смелой компоновки, с опущенными под большим углом законцовками крыльев, сделанная, как утверждается, по технологии «стелс» — как минимум, это неожиданно. Да, что-то подобное пытались реализовать американцы ещё на своем стратегическом бомбардировщике «Валькирия», в частности, в полете у неё также опускались концы крыльев, да и другие экспериментальные проекты были. Но от Тегерана, будем откровенны, такого новаторства никто не ожидал – это вам не F-5E пятидесятых годов копировать, это, при всех заимствованиях, вполне тянет на новый взгляд на легкий фронтовой истребитель.

Получится у иранцев, или нет, сказать пока невозможно. Но все-таки констатируем – на данный момент в Иране производится около 14 тысяч различных авиационных деталей и узлов. И от иранского авиапрома уже нельзя просто отмахнуться – он существует и вполне может преподнести сюрприз любому агрессору.

Собьют и танком переедут

Есть у Тегерана и собственный танк. ОБТ «Зульфикар» — довольно странная смесь из ходовой и трансмиссии американского М-60 и пушки от советского Т-72. Кроме того, у Т-72 вроде бы позаимствовали и автомат заряжания, хотя сам факт его наличия у «Зульфикара» до сих пор не подтвержден.

Современная версия «Зульфикар-3» имеет массу около 50 тонн и мощность двигателя в 1000 л.с. Пушка – гладкоствольная 2А46. Точных данных о количестве выпущенных машин нет, но вместе «Зульфикар-1» и «Зульфикар-3» было выпущено по меньшей мере несколько сот экземпляров. 

Про зенитно-ракетные комплексы уже было сказано в начале статьи. Но нужно отметить, что сравнительно недавно в Тегеране представили новый ЗРК, который, по словам иранских официальных лиц, «ни в чем не уступает российскому С-300». Проверить эти заявления вряд ли возможно, но специалисты сходятся во мнении, что представленный «Bavar-373» действительно может потягаться с С-300 хотя бы в одном – дальности пуска ракет. Что само по себе уже большое достижение иранских ученых и конструкторов.

Возможно, кто-то заметит, что реальная боевая эффективность этих систем находится под большим сомнением. Это правда, и спорить с этим бессмысленно. Но сам факт создания достаточно мощного ВПК в условиях международных санкций, действующих на протяжении десятилетий, заставляет взглянуть на Иран и его амбиции гораздо пристальнее. 

Получится ли у Тегерана полноценно противостоять Соединенным Штатам, если дело дойдет до настоящей войны? Ответить пока невозможно. С уверенностью можно предположить лишь одно – перекрыть Ормузский пролив у него точно получится. Причем на месяцы, если не на годы. И сделает он это именно с помощью продукции своего ВПК, поставки которой на данный момент не зависят ни от санкций, ни от международного сотрудничества.

Автор:
Виктор Кузовков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.