НОВОСТИ

Без лица.

 

Александр Минкин: Без лица

фото: Наталия Губернаторова
 
Кадры с разгоном протестующих видели все. А кто не видел — может посмотреть. Найти легко — картинка всюду будет та же: бойцы в шлемах волокут по асфальту людей, изо всех сил бьют дубинками орущих от боли. Впечатляет безусловно. Интересно, что вы почувствуете? 

Один старый и очень уважаемый человек Дмитрий Зимин (создатель «Вымпелкома» и пр.) на днях опубликовал свои впечатления от увиденного и мысли по поводу. Цитируем:

«Несколько часов не мог оторваться от видео зверских избиений безоружных демонстрантов. От таких видео можно заболеть. Особенно шокирует избиение лежачего. Я вспоминаю Москву первых послевоенных лет. Тотальная нищета, которую мы тогда не осознавали. Тотальная безотцовщина. Толпы инвалидов, торгующих чем придется. Во дворах между подростками частые драки. В драках соблюдалось железное правило — лежачего не бьют. Нарушивший его стал бы известен во всем районе как подонок. Ему было бы плохо. Так вот, силовики с дубинками, среди вас есть подонки, поведению которых нет оправдания».

Но тем, кто так огорчил старика, общественное презрение не грозит. И дело не в том, что они при исполнении обязанностей (садизм в обязанности пока не входит). Дело в том, что теперь мы не видим лиц. И встретив на улице, в метро, в магазине — не узнаем, что это тот самый, кто беспощадно жестоко и ничем не рискуя молотил лежачих.

Шлемы, защищающие голову и лицо полицейских, уже привычны, никого не удивляют. Но вот вопрос: почему они чёрные? почему сквозь защитную маску не видно лица? (У хоккеистов тоже шлемы с забралом, но лицо-то мы видим.)

Чёрные маски внушают избиваемым полезный ужас. Кажется, тебя бьёт не человек, а чудовище, неуязвимый боевой робот из голливудского триллера, убийца из кошмарного сна. Но есть и менее романтическая (можно сказать, шкурная) польза: чёрная маска гарантирует, что тебя не узнают — ни в момент работы, ни потом (на кадрах, гуляющих в интернете). А то вдруг тебя узнает мать, отец, старший брат, друзья, невеста… Что они скажут? Лучше, чтоб не узнали. Чтобы общественность (пусть даже в лице соседей по подъезду) не плюнула вдруг с отвращением…

Кто прячет лицо — вопрос серьёзный. Исторические примеры все в школе проходили. Палачи в масках рубили головы, в масках вешали. Не для запугивания связанного клиента, а из-за страха, что соседи не дадут проходу ни самому палачу, ни его семье; детям в школе придётся несладко.

В проклятой Америке белые люди в масках — в капюшонах с дырками для глаз (такая тогда была технология) — ловили негра, заподозренного в чём-нибудь, и вешали его. Могли сжечь. Был ли негр виноват — не так уж важно; главное — внушать ужас и ничем при этом не рисковать. Убивать без суда, а при этом — безнаказанно.

На секунду отвлечёмся от прошлых времён. Наши-то протестанты, жестоко избитые на улицах, — ведь суд ещё не определил: виновны ли они, но наказали их уже сильно…

***

Ты поймёшь, что узнал, отличил, отыскал,
По оскалу забpал — зто смеpти оскал,
Ложь и зло, погляди, как их лица гpубы,
И всегда позади воpоньё и гpобы.

Высоцкий. Баллада о борьбе.

Видели какие-нибудь репортажи из зала суда? Подсудимые сидят в прозрачной клетке. Как с первого взгляда отличить, кого судят: правозащитника, участника несанкционированного митинга или — вора, взяточника, педофила и прочую сволочь? Отличить очень просто: правозащитник или даже девочка, обвинённая в том, что записалась в какую-то антигосударственную сеть, — никогда не прячут лицо. Кого судили за «беспорядки», за «Болотную» — никогда лиц не закрывали. Уголовники старательно закрывают свои лица чем попало — бумагами, ладонями, шапкой, надвинутой на глаза и ниже.

А ещё прячут лица люди в богатых, дочерна затемнённых лимузинах. Видишь такой непроницаемый майбах или бентли — невольно думаешь: от кого ты, сволочь, прячешься и почему?..

…Иногда на этих уличных акциях интеллигентный дурачок (которого, придушив и заломив ему руки, бойцы впятером волокут в автозак) успевает пискнуть: «Представьтесь, пожалуйста». Невольно вспомнишь наивного Петруху и его последние в жизни слова: «Открой личико». Бац! — а перед ним Чёрный Абдула; смертельный удар в горло; и Петрухе уже лежачему (мёртвому?) Чёрный Абдула всаживает штык в сердце — лицо высокомерное; видно, что он устранил недочеловека…

Как-то нехорошо, что защитники России неопознаваемы. Почему их не показывают в главных телепрограммах страны? Пусть бы старики гордились внуками, а подростки брали пример и стремились в ОМОН и в Росгвардию.

Гвардеец, подумай, почему тебе велено, закончив смену, ходить в штатском и помалкивать в соцсетях о своей работе? Ты же не шпион, не нелегал в чужой стране. Ты на Родине защищаешь Родину. И вдруг — прятать лицо. От стыда? От страха? Ты же герой, работа твоя — подвиг. Или есть сомнения?

В последние три тысячи лет (а может, и раньше) потеря лица у порядочных людей считается хуже смерти. И в мусульманском мире потеря лица — хуже смерти. И даже у воров в законе… Мы не знаем, кто там в чёрном шлеме, но человека чести там быть не может. Нет лица — нет совести.

Эй, замаскированный боец, это для вашей работы сконструирована машина с названием «Каратель». Вот будешь ехать на «Карателе» — подумай, что станешь делать, когда твои начальники улетят к своим яхтам? Что будешь врать суду? Что ты искренне верил?.. Но ты же знаешь, что они воры. Ты же видишь, как живут твои начальники. Ты же не дурак, — понимаешь, что их дворцы (вокруг которых тебе случалось работать сторожевой собакой) не на зарплату построены.

Думаешь, они тебя возьмут с собой, когда рванут когти? Нет, парень, они улетят туда, где миллиардеры и герцоги ходят без охраны. Или туда, где женщины ходят в парандже — то есть закрытых лиц и без тебя хватает. Ты там не нужен, а кроме того — знаешь про хозяев много лишнего.

И зная много лишнего, неужели ты врёшь самому себе, что будто бы защищаешь Родину, когда изо всех сил бьёшь лежачего?

Александр Минкин

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.