НОВОСТИ

Кровавое Радымно. Артиллеристы, кавалеристы и пластуны на пути «катка» А. Макензена

 
Рассматривая Битву у Радымно, мы остановились на бое 8-го мая 1915 г., когда русским войскам удалось отразить первый натиск австро-германских войск (Битва у Радымно. Первый раунд).

Переправа германской пехоты через реку. Русский фронт, весна-лето 1915 г. Великая война в образах и картинах. Вып. 9. М., 1916.

 

В ночь на 9-е мая артиллерия 21-го армейского корпуса поменяла позиции, подошли подкрепления. Участник боев вспоминал, как ночью, на руках, артиллеристы с невероятными усилиями вытягивали пушки и зарядные ящики с изрытой 8—10-дюймовыми снарядами противника позиции. Лошади вывезти их не могли: огромные воронки (в каждой мог свободно поместиться взвод солдат) мешали подъехать передкам. В 21-й корпус влилась 3-я Кавказская стрелковая дивизия — и артиллерия последней немедленно открыла огонь по противнику. 9—10 мая у Радымно шел преимущественно огневой бой.

Главный удар австро-германцев и самопожертвование русских артиллеристов

11-го мая на фронте 3-й и 8-й армий началось главное наступление врага. Сводка Ставки сообщала: «…с утра 11-го мая возобновился упорный бой на обоих берегах Сана».

Главный удар был нанесен в стык русских 3-й и 8-й армий – по левофланговым корпусам 3-й (5-й Кавказский и 29-й армейские корпуса) и 8-й (21-й и 12-й армейские корпуса) армий. Этот удар наносился германской 11-й армией (германские Гвардейский, Сводный, 10-й армейский и 41-й резервный корпуса). С фронта австрийская 4-я армия (австрийские 14-й и 9-й армейские корпуса, германская 47-я резервная, австрийские 37-я и 41-я гонведные пехотные, 21-я пехотная и 11-я гонведная кавалерийская дивизии, части усиления) атаковала главные силы 3-й (9-й, 10-й, 15-й, 24-й, 3-й Кавказский армейские корпуса), а австрийская 2-я (4-й, 5-й, 18-й и 19-й армейские корпуса) и часть сил германской 11-й армии – главные силы 8-й (7-й, 8-й, 17-й, 28-й армейские корпуса) русских армий.

Соотношение сил (без кавалерии, технических и артиллерийских частей) на направлении главного удара противника (стык 3-й и 8-й русских армий) – у Радымно.

Русские:

5-й Кавказский армейский корпус (3-я кавказская стрелковая дивизия, 1-я и 2-я пластунские бригады) 3-й армии;
21-й армейский корпус (33-я и 44-я пехотные дивизии) 8-й армии.

Австро-германцы:

Германская 11-я армия: германские Гвардейский (1-я и 2-я гвардейские пехотные дивизии), Сводный (119-я и 11-я баварская пехотные дивизии), 41-й резервный (81-я и 82-я резервные дивизии); австрийский 6-й армейский (39-я гонведная и 12-я пехотные дивизии) корпуса.

В этих боях 21-й армейский корпус потерпел тяжелое поражение, понеся значительные потери (прежде всего во время отступления под артиллерийско-пулеметным огнем противника за р. Сан). Австрийский источник свидетельствует: «Сотни русских трупов находились в реке, а тысячи людей попали в плен». Но успех достался противнику недешево. Наиболее ожесточенные бои вели прусская гвардии у Ветлина и Бобровки, 41-й резервный корпус и 39-я гонведная пехотная дивизия у Остров — Загроды.

Передавая впечатления от боя 11-го мая, очевидец вспоминал, как объединенные австро-германские силы вели отчаянные атаки по всему фронту, особо напирая на русские позиции у Радымно. Как под острием косы, австро-германская пехота ложилась рядами от огня русской артиллерии, сосредоточенной у Радымно — последняя сплошным слоем стали покрывала все видимое пространство, срывая окопы и моментально до неузнаваемости изменяя местность, находившуюся под огнем. Столбы черного дыма, слившись воедино, заволокли видимый мир – и как будто черное покрывало оказалось накинуто на русские позиции. Лишь яркими вспышками, как бы перекатывались огни разрывов. Непрерывный гул и зарево от горящих селений довершали картину битвы.

Кровавое Радымно. Артиллеристы, кавалеристы и пластуны на пути "катка" А. Макензена

Австро-германцы напирают все сильней, все настойчивей их атаки. А огонь русских орудий за Саном начинает слабеть: не хватает снарядов, а подвоз последних почти невозможен. Замолкают одна за другой батареи, стоявшие почти на открытых позициях. Полуистребленная вражеским огнем русская пехота оказывается предоставлена сама себе, и, под безумным градом стали и свинца, отчаянно сопротивляясь, отходит. Передки скачут галопом по совершенно открытой местности к замолкнувшим орудиям, но германцы уже продвинулись так далеко вперед, что под их пулеметным перекрестным огнем передки гибнут.

Противник смог дойти до артиллерийских позиций 33-й артиллерийской бригады, понесшей тяжелые потери в людях и материальной части. Фронтовик вспоминал, как оставшись без передков, и, соответственно, без надежды на спасение орудий, уцелевшие бойцы 5-й батареи отходят, унося с собой орудийные замки. Комбат-5 подполковник А. В. Васильев захвачен австрийцами в плен.

Личный состав 2-й батареи в основном погиб, отстреливаясь из револьверов от наседающих немцев. Комбат-2 капитан Н. Н. Волков, увидев как позиции его батареи наводнила вражеская пехота, ринулся с наблюдательного пункта, захватив с собой встреченную на дороге небольшую кучку пехотинцев – и повел их в отчаянную контратаку на свою батарею.

Дольше всех держалась укрытая за садом 6-я батарея — она беглым огнем сбила германскую атаку. Но немцы уже подходят к саду. И вот по тенистой аллее мчатся передки — это единственный маршрут, скрытый от взоров противника. Орудия выведены вовремя — германская пехота входит на позицию 6-й батареи.

Подвиг пластунов

Главнокомандующий армиями Юго-Западного фронта генерал от артиллерии Н. И. Иванов приказал командующему 3-й армией поддержать соседа – 21-й корпус 8-й армии, находившийся в критической обстановке. Но т. к. смежный 5-й Кавказский армейский корпус (см. далее) сам находился в тяжелой ситуации, из состава последнего на помощь была двинута лишь 2-я пластунская бригада.

И 12-го мая 6 пластунских батальонов атаковали противника, прорвавшего позиции 21-го корпуса. Б. В. Веверн вспоминал, как его (теперь уже сводная) батарея поддерживала атаку пластунов. Мохнатые черные папахи, черкески, черные свернутые через плечо бурки и серебро кинжалов – вот впечатление артиллериста от стремительной атаки пластунов, атаковавших по открытому полю. Противник вел мощный огонь – и поле запестрело черными пятнами убитых и раненых. Но пластуны не залягут и не повернут обратно. Бешено рвутся вражеские снаряды, дым заволакивает поле. А цепи пластунов катятся вперед все быстрей – и ура! Радымно взято!

Но затем пластунам было приказано отступать – опять под огнем и через то же поле. Отступавшие пластуны тесным кольцом окружили несколько сотен пленных немцев, выносят своих раненых и оружие убитых. Артиллерия противника бьет и своих и чужих — падают пластуны и пленные. Из 6 батальонов вернулось около 2.

В итоге, к перелому обстановки геройская атака пластунской бригады не привела.

21-й корпус отошел на правый берег р. Сан, но усилиями пластунов и частей 11-й кавалерийской дивизии фронт корпуса был восстановлен.

11-я кавалерийская дивизия и 6-я батарея. Враг не прошел

И. Ф. Рубец писал: «11-я кавалерийская дивизия под командой генерала Вельяшева, в районе Радимно… атаковала, наступающую в массе, немецкую пехоту. Неприятель остановлен и наша пехота закрепилась. При атаке большие потери понес 11-й драгунский Рижский полк».

Начальник 11-й кавалерийской дивизии генерал-лейтенант Л. Н. Вельяшев

В журнале военных действий 12-го Донского казачьего генерал-фельдмаршала светлейшего князя Потемкина-Таврического полка имеются следующие строки: «…полк (в составе 11-й кавалерийской дивизии) участвовал в боях на правом берегу Сана, за оборону р. р. Любачевка и Скло. Эти бои имели большое значение для дальнейшего хода событий, в особенности бои у с. Залесска-Воля, 13 мая, когда наступление австро-германцев было остановлено».

Бои на фронте 21-го корпуса с новой силой разгорелись 13-го мая. Как вспоминал Б. В. Веверн, к утру деревни, в центре которых находилась дер. Воля-Залесская, место последнего ночлега 6-й батарея, были плотно заняты германцами. Снаряды последних с первыми лучами восходящего солнца загудели в воздухе, осыпая кавалеристов и пластунов градом металла. Местность абсолютно ровная, но если германцев скрывают деревни, русские совершенно открыты. Офицера утешала лишь мощь его 14-орудийной батареи – дававшей линию сплошного огня шириной более четверти версты. Скорострельность пушек вкупе со сравнительно небольшой дистанцией давала ураган огня. Но германцы почти не показывались, засыпая русских снарядами.

Начальник 11-й кавдивизии, сообщив в штаб корпуса, что держаться более не в состоянии, получил разрешение отойти. Было приказано сняться с позиции и 6-й сводной батарее. Кавалеристы начали отступать, но как только поднялись из окопов, подверглись мощному огню противника, тогда как скрывавшаяся до этого в деревнях германская пехота бросилась в атаку по чистому полю.

Комбат, понимая что в сложившихся условиях отступление кавалеристов и пластунов будет слишком тяжелым, не выполнил приказа сняться с позиции и отойти. Настал момент, когда 14-орудийная батарея могла себя показать. И она работала почти без перерыва, как при картечном огне. Незначительные перерывы получались лишь при поворотах веера батареи. На галопе выкатили две германские батареи — прямо в открытую. В итоге — они легли 2-мя огромными кучами, даже не успев сняться с передков. Уцелевшие немцы пытались укрыться в деревенских строениях — на которые был перенесен огонь русской батареи.

14-орудийная батарея превзошла себя: у орудий стояли как будто машины, а не живые люди, точность и быстрота работы которых были доведены почти до совершенства. Темпа и правильности боевой работы не смогли нарушить ни вой и треск пролетающих вражеских снарядов, ни жар раскаленных пушек — и лишь обильно стекавший с лиц пот и возбужденный блеск глаз говорили о том, что у орудий стояли живые существа.

В итоге отступление было отменено, а бой затих. Немцы в этот день отказались от повторения атаки. А вечером пришел приказ на отход.

Продолжение следует…

Автор:
Олейников Алексей
Статьи из этой серии:
Битва у Радымно. Первый раунд
Финал Битвы под Ярославом. Удержимся ли на Сане?
Борьба за инициативу в битве под Ярославом. Два контрнаступления
Апогей битвы 1915 года под Ярославом. Отмененный приказ Радко-Дмитриева
Тяжёлый Первомай под Ярославом
Битва у Ярослава. Ключ позиции Третьей армии
Битва у польского города с русским именем. Ч. 1. Плацдарм у Ярослава
3-й Кавказский корпус на пути стратегического урагана. Часть 4. Просчёты и перспективы
3-й Кавказский корпус на пути стратегического урагана. Часть 3. День катастрофы
3-й Кавказский корпус на пути стратегического урагана. Часть 2. Костяк армейской группы
3-й Кавказский корпус на пути стратегического урагана. Часть 1. Элита вводится в бой
Под ударом «тарана» Макензена

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.